Откуда появляется чувство удовольствия? До недавнего времени считалось, что в мозге есть особая зона — центр удовольствия, выброс дофамина в которой дарит наслаждение и лежит в основе формирования вредных привычек.

Но все оказалось гораздо сложнее. Нейробиолог Кент Берридж и невролог Мортен Крингельбах опубликовали статью, в которой рассказали, что активация этой зоны не имеет ничего общего с ощущением удовольствия. С помощью современных методов молекулярной биологии они заново изучили схему формирования наслаждения. Приводим основные выдержки из перевода этой статьи.

УДОВОЛЬСТВИЕ И ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ РАЗРЯДЫ

В 50-х гг. XX в. психиатр Роберт Хит из Университета Тулейна начал скандально известную исследовательскую программу по хирургической имплантации электродов в мозг пациентов психиатрических клиник, страдающих эпилепсией, шизофренией, депрессией и другими серьезными неврологическими и психическими заболеваниями. В результате пациенты, которые были практически неподвижными из-за охватившей их безысходности, начали улыбаться, говорить и даже смеяться. Но улучшение оказалось временным, и после прекращения стимуляции симптомы возвращались.

Чтобы усилить потенциальный терапевтический эффект, Хит снабдил небольшую группу пациентов кнопками, благодаря которым они могли стимулировать свой мозг электрическими разрядами в любой момент. И некоторые из испытуемых ощущали необходимость в самостимуляции слишком часто.

Эксперименты позволили выявить в мозге ряд структур, которые стали известны как центры удовольствия. Они породили стремление выяснить, каковы биологические основы удовольствия. В последующие 30 лет нейробиологи идентифицировали вещества, на которые реагировали и которые синтезировали выявленные Хитом зоны мозга, распространяя, как считалось, волны наслаждения. И люди начали воображать дивный новый мир, в котором активация этих центров будет вводить человека в состояние бесконечного блаженства.

И Хит в своей интерпретации данных настаивал, что стимуляция этих зон не просто каким-то образом подкрепляет поведение, а вызывает чувство эйфории.

КАК ИЗМЕРИТЬ УДОВОЛЬСТВИЕ

Около десяти лет назад нам обоим пришла в голову мысль: действительно ли можно измерять удовольствие с помощью актов электрической самостимуляции? И как мы можем узнать, что субъект стимулирует данные зоны именно потому, что ему это приятно, а не по каким-то другим причинам?

В случаях экспериментов с людьми определить, чувствуют ли они удовольствие, очень легко: достаточно просто спросить. Однако с лабораторными животными  подобные эксперименты провести невозможно.

Поэтому мы были вынуждены разработать альтернативный подход. Пища — универсальный способ получить удовольствие, потому что этот ресурс — самый важный для выживания. А еще это один из самых доступных психологам и нейрофизиологам инструментов при экспериментальном изучении поведения животных. В наших исследованиях было подтверждено, что реакция на пищу может служить тем окном, через которое можно увидеть проявления удовольствия, не выраженные словами

Чем больше животному нравится вкус, тем более интенсивно оно облизывает свои губы. Снимая на видео реакцию грызунов на пищу, а затем подсчитывая количество раз, когда они высовывали язык для облизывания, мы смогли измерить, насколько приятен животным вкусовой стимул. А затем на основании полученной информации мы определили, где именно в мозге на самом деле «обитает» удовольствие.

ЖЕЛАНИЕ НЕ РАВНО НАСЛАЖДЕНИЕ

Одним из первых открытий стал факт, что удовольствие не связано с теми зонами мозга и веществами, с которыми оно должно было быть связано, если бы прежние представления были верными. Эти области располагаются в передней части мозга и активируются нейромедиатором дофамином. И если бы эти фронтальные зоны действительно регулировали чувство удовольствия, то насыщение их дофамином (или полное его удаление) должно было бы изменить реакцию животных на приятные стимулы.

С помощью генной инженерии были созданы мыши, с концентрацией дофамина, существенно превышающей нормальную. Однако эти мыши не демонстрировали, что получают больше удовольствия от сладкого, чем не подвергшиеся изменениям грызуны. Они, напротив, облизывались реже обычных мышей. Однако дофаминовые мыши гораздо быстрее двигались в сторону лакомства по сравнению с нормальными грызунами. То же самое мы обнаружили и у крыс, уровень дофамина которых превышал норму. Сладкое подкрепление также не стало для этих крыс более приятным, хотя после того как у них вызвали повышение уровня дофамина, они проявили гораздо больше стремления получить приманку. В отличие от них грызуны с минимальным количеством дофамина не проявили никакого желания получить лакомство.

Так стало ясно, что дофамин оказывает больше влияния на мотивацию, чем на само ощущение удовольствия. У людей тоже более отчетливо прослеживается связь между уровнем дофамина и тем, как энергично они заявляют о своем желании получить награду, и почти не наблюдается связи с тем, что лакомство им нравится. То же самое может происходить и в случае развития наркотической зависимости. Наркотики наводняют мозг дофамином. Волна дофамина провоцирует возникновение чувства острого желания и приводит клетки мозга в состояние повышенной чувствительности к воздействию психотропного препарата.

Стимуляция через «электроды удовольствия», повышающая уровень дофамина в мозге крыс и людей, может и не быть связана с приятными ощущениями. Это подтверждают сведения о том, что активация электродов, повышающих уровень этого нейромедиатора в прилежащем ядре, побуждает крыс есть и пить, но не делает пищу более приятной, а скорее наоборот, лакомство становится невкусным.

ГДЕ НА САМОМ ДЕЛЕ ЖИВЕТ УДОВОЛЬСТВИЕ

Механизм формирования положительного подкрепления в мозге тесно связан с двумя ощущениями: с тем, что мы этого хотим, и с тем, что нам это нравится. Поэтому мы предположили, что настоящие «центры удовольствия» должны входить в состав структур, которые уже были ранее идентифицированы как часть системы, связанной с подкреплением. Наши эксперименты заключались в выявлении внутри этой системы тех участков мозга, стимуляция которых усиливала бы ощущение удовольствия. Одну из таких «гедонических точек» мы обнаружили в медиальной оболочке (небольшой области внутри прилежащего ядра), вторая была найдена в вентральном паллидуме — глубинной структуре в основании переднего мозга, которая тесно связана с прилежащим ядром и получает большую часть сигналов именно от него. Химическое воздействие на эти участки с помощью энкефалина (синтезируемого мозгом морфиноподобного вещества) вызвало у крыс проявление большего удовольствия от поедания сладкого. Тот же эффект оказал анандамид — синтезируемый мозгом аналог марихуаны. Другой гормон, называемый орексином, который выделяется в мозге в момент голода, также может воздействовать на точки удовольствия, усиливая привлекательность пищи. Эти зоны связаны между собой и с другими зонами мозга, которые также производят сигналы удовольствия, формируя мощную и сложноорганизованную сеть, отвечающую за наслаждение. Эта сеть весьма устойчива. Возможно, для достижения мощного чувства наслаждения требуется активация практически всей сети целиком. Вероятно, именно поэтому достичь эйфории гораздо сложнее, чем мелких повседневных радостей.

Существует ли у людей подобная схема и работают ли отдельные ее компоненты так же, как и у животных, пока неясно. Очень сложно оценить, действительно ли вентральный паллидум и прочие компоненты сети представляют собой ключевые элементы, обеспечивающие у людей чувство удовольствия. Мы знаем одного пациента, у которого вентральный паллидум был поврежден в результате сильнейшей передозировки наркотиков. После восстановительного периода пациент описывал свое состояние как охватившую его депрессию, чувство безнадежности, вины и неспособность чувствовать удовольствие — что выступает потенциальным подтверждением важнейшей роли данной структуры в формировании приятных ощущений.

НАСЫЩЕНИЕ И ЗАВИСИМОСТЬ

Эта сеть — не единственная система, регулирующая чувство удовольствия. Чтобы усилить волну наслаждения, к игре присоединяются и другие участки мозга. Эти высшие структуры определяют степень выраженности удовольствия в связи с текущим состоянием субъекта: голоден он или сыт, и не получил ли он уже достаточно данного конкретного удовольствия. Так любой сладкоежка, съев огромный кусок шоколадного торта, сочтет вазу с конфетами не слишком привлекательной.

За избирательное насыщение скорее всего отвечает зона мозга, называемая орбитофронтальной корой. Это передняя часть префронтальной коры, которая у людей располагается над глазами и в которую поступает информация, исходящая из прилежащего ядра и вентрального паллидума. С помощью высокоэффективного метода компьютерной томографии мы обнаружили, что активность маленького участка внутри орбитофронтальной коры тесно связана с субъективным переживанием наслаждения от какого-то приятного ощущения, например, от смакования горячего какао. В момент первого глотка эта зона взрывается активностью, но когда человек допивает последнюю каплю, активность в ней сходит на нет, превращая вкус из божественного в обыкновенный.

В нормальных условиях центры удовольствия функционируют в комплексе с дофаминергической системой подкрепления, поэтому мы желаем получить то, что доставляет нам удовольствие, и игнорируем все, что не вызывает положительных эмоций. В случае развития зависимости эти системы каким-то образом рассогласуются, в результате чего наркоман жаждет получить то, что больше не приносит ему удовольствия. Подобное рассогласование может участвовать также в развитии и других типов компульсивного поведения, например переедания и увлечения азартными играми. Если мы выясним, как и почему происходит подобное разъединение, мы сможем разработать методы обратного переключения на нормальную согласованность желания с удовольствием.


Перевод: Т.А. Митина

Источник: http://spkurdyumov.ru/networks/schastlivyj-mozg/